Главная страница » Тюремный этикет » Психология заключенных и общение с ними
Навигация по сайту
Главная

Наш опрос
Изменяете ли вы жене(любимой), мужу(любимому)

Некогда,и не собираюсь
Изменяю постоянно
Один раз,но больше не буду.
Изменяю редко
Раньше изменял(а)
Не изменял(а),но хотелось бы
Не изменял(а), это просто спорт
Другое

Интересное:
В Краснодаре в 2014 году на капитальный ремонт дорог потратят 1,7 млрд рублей
Около 1,7 млрд рублей будет выделено в Краснодаре в 2014 году на капитальный ремонт дорог, строительство новых путепроводов


Диета для похудения кофейная диета.

Психология заключенных и общение с ними

 
Психология заключенных и общение с нимиНормы поведения в тюрьме, определяемые особым этикетом, сильно влияют на взаимоотношения с заключенными. И вот здесь очень важно понимать, с кем вам придется иметь дело.

 Если рассмотреть общую массу заключенных, можно выделить две разновидности арестантов: блатные (братва) и мужики.

 Блатными называют людей, которые живут по особым воровским «понятиям». Сами себя они обозначают как бродяг, братву, босоту и т. д. Работники милиции в данном отношении более конкретны. Для них блатные – это профессиональные преступники.

«На спецу шконки стоят параллельно стенам, на общаке перпендикулярно, вплотную друг к другу, иногда с разрывом – привилегированные места. Нижний ярус завешен простынями, получаются как бы отдельные палатки, в каждой из которых собирается определенный круг знакомых и протекает своя особенная жизнь; к проверке пологи поднимаются, обнажая ячеистое нутро камеры. За одной из таких занавесок в проеме между шконками за крохотным столом собралась братва» («Все должно было быть по другому» Алексей Павлов) 

 Для таких людей тюрьма – родной дом, куда они возвращаются раз за разом на своем длинном жизненном пути, которым иногда гордятся, а иногда воспринимают как досадное, но вполне закономерное недоразумение.

 В тюрьме блатные находятся в обществе равных себе и пользуются случаем, чтобы набраться опыта у других заключенных – крутых авторитетов или просто опытных людей.
 Мужиками называют людей, совершивших бытовые преступления, в основном в нетрезвом состоянии, по неосторожности, из жадности или случайно. Это обычные среднестатистические граждане, случайно попавшие за решетку и считающие тюрьму концом своей жизни.

 В принципе, термины «блатные» и «мужики» являются скорее лагерными. В тюрьмах они редко используются. Там заключенных, как правило, делят на «реальных пацанов» и «шушеру». Первые ведут себя активно и нагло, а вторые – боязливо и осторожно, пытаясь адаптироваться к незнакомой среде и странным этическим нормам.

 Выпестовывание и сохранение «понятий» происходит за счет блатных. И именно «понятия» являются краеугольным камнем, на котором держится тюремный этикет.

«Перебирая взглядом лица, трудно найти человека, который может показаться интересным; лица искажены и упрощены, на каждом застывшая маска страдания, разница лишь в степени. Если кто смеется, то выглядит не смешно, с таким же успехом мог бы плакать. Но как-то арестанты друг друга находят и стихийно образуют семьи. Есть люди, с которыми не важно, о чем говорить, с ними легко. На воле обычно они становятся друзьями. В следственном изоляторе дружить опасно, но ощущение взаиморасположения иногда дает душевный отдых» (Алексей Павлов). 

 Если вы попали в камеру, где поддерживается жесткий «понятийный порядок» – вам очень повезло. Царящая там атмосфера не имеет ничего общего с той, которую принято демонстрировать в многочисленных кинофильмах. Никто ничего ни у кого не отнимает хитростью, силой или угрозой. Физическое насилие строго запрещено, впрочем, так же как и матерная брань. Сокамерники общаются между собой вежливо и очень дипломатично, часто используя слова «благодарю», «будь любезен» и т. д. Возникающие конфликты давятся в зародыше, а споры «разруливаются» очень быстро и оперативно.

 Такое положение вещей объясняется достаточно просто. Несколько человек, запертых в тесной камере и лишенных не только средств для развлечения, но и порой самых необходимых вещей, в отсутствии контролирующего элемента элементарно перегрызутся. Плохо будет всем. Разумеется, умные, опытные заключенные изо всех сил стараются предотвратить такое развитие ситуации. Нарушителя карают жестоко и незамедлительно. Если он беспричинно ударил кого-то, то должен быть готов к тому, чтобы расстаться со своим здоровьем, а то и честью. Рано или поздно, но справедливое возмездие настигнет его обязательно. Этот принцип в тюрьме поддерживается более чем старательно еще и потому, что, если вы могли наказать нарушителя, но не сделали этого, неважно, по какой причине, накажут вас.

 Тюремный этикет не допускает даже такой простой фразы, как «А пошел ты…». Казалось бы, она не окончена, а потому не может считаться оскорблением, но на самом деле это не так. Человек, которому фраза адресована, имеет полное право ударить или ответно оскорбить охальника, а в некоторых случаях и убить. Это единственное исключение из правила, запрещающего насилие в камере.

«Мой вывод: люди в тюрьме больше склонны к самоорганизации, чем на воле. Если бы арестанты не поддерживали друг друга и не были терпимы, выжить бы было трудно не только морально, но и физически. Настоящий беспредел в тюрьме имеет на плечах погоны» (Алексей Павлов). 

 Фраза «пошел на…!» воспринимается заключенными буквально, неважно, как к этому относится произнесший ее. Она означает, что человек, ее сказавший, намеревается совершить над оскорбленным акт сексуального насилия или же стать его объектом, то есть мгновенно переведен в категорию «девочек» (пассивных гомосексуалистов).

 Понятийный кодекс чести, этот своеобразный сборник требований этикета, требует от оскорбленного быстрого и жесткого ответа на оскорбление. Если ответа не было, это означает, что он признает себя «девочкой» и впоследствии обязательно ей станет. В лучшем случае человек, не ответивший на оскорбление, будет считаться «чмошником» и «чушкой», с которым брезгуют общаться остальные «нормальные» заключенные.

 Конечно, проблема гомосексуальных связей в тюрьме стоит особенно остро. И далеко не всегда в «девочки» определяются заключенные, в чем-то провинившиеся перед тюремным сообществом. Не надо забывать и о матерых преступниках, нашедших себе в тюремных стенах огромное количество жертв, которые не в силах оказать достойное сопротивление насильникам. В своем романе «Спасение из Шоушенка» Стивен Кинг очень откровенно и правдоподобно обрисовал такое положение вещей, существующее на настоящий момент во многих тюрьмах мира: «Теперь несколько слов о сестрах. В других тюрьмах существуют какие-то другие термины для обозначения этих людей. Позже в моду вошло название “королевы убийц”. Но в Шоушенке они всегда назывались сестрами. А впрочем, не вижу особой разницы. Не все ли равно, как именовать это явление, суть от этого не изменится.

 В наше время уже ни для кого не секрет, что за тюремными стенами процветает содомия. Это и не удивительно. Большое количество мужчин на долгое время оказываются в изоляции и не могут получать удовлетворения привычным путем. Поэтому часто те из них, кто на воле общался только с женщинами, в тюрьме вынуждены заниматься сексом с мужчинами, чтобы не сойти с ума от переполняющего их желания. Впрочем, если хотите знать мое мнение, то гомосексуальная склонность была заложена в них с самого начала. Потому что если бы они были настолько гетеросексуальны, насколько привыкли себя считать, то они стали бы терпеливо дожидаться, пока их выпустят на свободу к женам и подругам.

 Также есть достаточное количество мужчин, которые имели несчастье быть молодыми, симпатичными и неосмотрительными – их совратили уже в тюрьме. В большинстве случаев им отводится женская роль, и партнеры этих бедняг соревнуются друг с другом за обладание ими. А есть еще сестры. Для тюремного общества это то же, что насильники для общества за этими стенами.

 Обычно сестры – заключенные, отбывающие длительный срок за тяжкие преступления: насилие, убийство, грабеж и так далее. Как правило, их жертва молода, слаба и неопытна...Или, как в случае с Энди, только выглядит слабой. Их охотничьи угодья – души, задний двор за помещениями прачечной, иногда лазарет. Неоднократно изнасилование происходило в маленькой, тесной, как шкаф, комнате, выполняющей функции кладовки или подсобного помещения в прачечной. Чаще всего сестры берут силой то, что могут получить и по-хорошему: их жертвы, будучи уже совращены, довольно забавно испытывают увлечение своими партнерами, как шестнадцатилетние девчонки увлекаются своими Пресли Редфордами. Но для сестер, судя по всему, основное удовольствие состоит именно в том, чтобы брать силой... И я полагаю, так будет всегда».

 Так что же делать, если некто большой, очень сильный и жестокий задумал сделать беззащитного, не-опытного новичка своей сексуальной игрушкой? Если повезет, защиту можно найти у тех же блатных авторитетов или научиться защищаться самостоятельно. И разумеется, чтобы избежать нежеланного сексуального контакта, следует повнимательнее следить за своим языком. Кроме фразы «пошел на…», следует избегать фраз «пошел ты в…», «…твою мать», а также различных вариаций на схожие темы. Слово «пидор» особенно не приветствуется в тюрьме, и если вы уже кого-то так назвали, то придется «отвечать за свой базар». Даже безобидное междометие «б…» обязательно будет истолковано таким образом, что и сам матершинник не рад будет.

 Обязательно следует отметить, что в тюрьме принцип «сказал – подтверди» имеет особое значение, ведь по нему живут все заключенные. Дело в том, что людям, по многу лет запертым в тесном, досконально изученном здании, заняться, кроме периодической грязной работы, бывает практически нечем. В связи с этим у них развивается обостренное чувство своего рода справедливости. Поэтому-то тюремный этикет включает в себя неукоснительно выполняемое и очень важное правило, согласно которому, если ты что-то сказал, то должен ответить за каждое свое слово. То есть если вы совсем не уверены в том, что говорите, например сколько цилиндров в двигателе бьюика определенной модели, промолчите. Впрочем, это правило необычайно ценится и в обычной свободной жизни.

 К слову сказать, в тюрьме знание приемов различных единоборств и большая физическая сила стоят мало – пространства мало, драки запрещены, да и тюремным этикетом они не дозволяются. В такой обстановке победителем может стать только самый хитрый и ушлый, который хорошо знает арестантские традиции и понятия и умеет красиво, а главное, быстро говорить. Споры, как правило, решаются с помощью отточенных фраз, взглядов, поз и жестов, и окружающие сразу понимают, чего стоит каждый из противников.